23 мая самолет авиакомпании Ryanair экстренно сел в Минске. На борту самолета находился бывший главный редактор телеграмм-канала NEXTA, признанного в Белоруссии экстремистским.

Пассажирский самолет Boeing 737–800 ирландской авиакомпании Ryanair, следовавший по маршруту из Афин (Греция) в Вильнюс (Литва), совершил экстренную посадку в аэропорту Минска (Белоруссия) из-за сообщения о наличии на борту взрывного устройства.

После посадки и проверки самолета специалистами взрывное устройство не было обнаружено.

Следственный комитет Белоруссии возбудил уголовное дело по факту заведомо ложного сообщения о минировании.

На борту судна находился разыскиваемый белорусскими властями, один из основателей признанного в республики экстремистским Телеграмм-канала NEXTA, Роман Протасевич.

В сообщение сказано, что он был задержан при осмотре судна правоохранительными органами.

Конечно, данная ситуация не осталась без внимания Евросоюза и других государств. Некоторые политики Евросоюза обвинили белорусские власти в нарушении международного законодательства о гражданской авиации.

24 мая официальный представитель МИД России Мария Захарова прокомментировала инцидент, заявив, что страны Запада «либо должно шокировать все: от принудительных посадок в Австрии самолета президента Боливии по запросу США и на Украине после 11 минут взлета белорусского борта с активистом Антимайдана. Либо не должно шокировать аналогичное поведение других».

Давайте рассмотрим хронологию случаев принуждения к посадке самолетов, выполняющих международные авиарейсы, в результате которых были задержаны, подозреваемые в противоправных действиях.

Так 23 февраля 2010 года истребители Военно-воздушных сил (ВВС) Ирана перехватили на Персидским заливом и принудили к посадке в аэропорту города Бендер-Аббаса на юге Ирана пассажирский Boeing 737 киргизской авиакомпании Kyrgyz Airways, следовавший рейсом 454 из Дубая (ОАЭ) в Бишкек.

На борту самолета находился Абдулмалек Риги -лидер суннитской террористической организации «Джундала» («Солдаты Аллаха» или «Воины Аллаха») по фальшивому афганскому паспорту, осуществлявший перелет он подозревался в связях с запрещенной в РФ организации «Аль-Каида». После ареста в Риге, киргизскому самолету было разрешено вылететь дальше в Бишкек.

Протестов со стороны Киргизии или других стран не последовало.

В Иране Абдулмалек Риги был признан судом виновным по обвинению в вооружённых нападениях, в убийствах, ограблениях, совершенных «Джунбалой». Его приговорили к смертной казни и 20 июня 2020 года, он был повешен в тегеранской тюрьме.

2 июля 2013 года пассажирский самолет Dassault Falcon 900 боливийских ВВС, вылетевший из Москвы с президентом Боливии Эво Моралесом на борту, совершил незапланированную посадку в аэропорту Вены (Австрия).

Причиной незапланированной посадки стал отзыв властями Франции, Испании, Италии и Португалии разрешений на пролет президентского самолета через свое воздушное пространство.

Данное решение было принято основываясь на подозрение того, что на борту самолета находится бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден (ранее он прилетел в Россию из Гонконга; боливийский лидер е исключал, что его страна может рассмотреть возможность предоставления Сноудену политического убежища.

После принудительной посадки в аэропорту Вены, самолет президента был внимательно осмотрен и проведен обыск. На борту судна Сноудена не оказалось.

Однако представители Боливии не признали факт того, что был произведен обыск самолета, официальным заявлением было то, что в самолет заходил президент Австрии Хайнц Фишер для завтрака с Моралесом.

3 июля министр обороны Боливии Рубен Сааведра осудил «оскорбительные действия с угрозой для жизни президента» и обвинил в вынужденной посадке самолета Соединенные Штаты. 4 июля Эво Моралес благополучно вернулся на родину. Позднее Боливия и другие страны Латинской Америки осудили инцидент, расценив его как попытку покушения на жизнь Моралеса при грубом нарушении международных соглашений. В сентябре 2013 года власти Франции, Португалии, Испании и Италии принесли извинения, после чего боливийский лидер назвал инцидент исчерпанным. Эдвард Сноуден 1 августа того же года получил убежище в России.

21 октября 2016 года пассажирский самолет Boeing 737–800 белорусской авиакомпании «Белавиа», выполнявший рейс по маршруту Жуляны (Киев) — Минск, был вынужден вернуться в аэропорт вылета.

На борту самолета находилось 136 пассажиров и шесть членов экипажа. За 50 км до входа в воздушное пространство Белоруссии командиру корабля поступило указание от диспетчера Украины о немедленном возврате в аэропорт вылета без объяснения каких-либо причин, в случае отказа выполнить указание было сказано о том, что в воздух поднимут истребители.

Однако в Службе безопасности Украины позже эту информацию опровергли. После посадки самолета в аэропорту Жуляны в Киеве с борта судна был снят один пассажир, журналист и активист «антимайдана» Армен Мартиросян, проживающий в РФ гражданин Армении.

После дозаправки самолет вылетел и благополучно приземлился в аэропорту Минска. В тот же день Мартиросян был отпущен украинскими правоохранительными органами и вылетел на следующем самолете в Минск.

Президент Украины Петр Порошенко в телефонном разговоре с лидером Белоруссии Александром Лукашенко, извинился за произошедший инцидент.

Конвенция о международном гражданской авиации.

Согласно статье 1 Конвенции о международной гражданской авиации (подписана в Чикаго 7 декабря 1944 года), государства-члены Международной организации гражданской авиации (ICAO) обладают полным и исключительным суверенитетом над воздушным пространством над своей территорией.

Пункт «б» статьи 3 bis Конвенции устанавливает, что каждое государство имеет право требовать посадки в каком-либо указанном аэропорту гражданского судна «если оно совершает полет над его территорией без разрешения или если имеются разумные основания полагать, что оно используется в каких-либо целях, несовместимых с целями настоящей Конвенции». Вместе с тем, документ предусматривает, что страны-участники обязаны в любом случае обеспечивать безопасность воздушного судна. Порядок действий при поступлении информации о возможной террористической угрозе или прямом перехвате регулируются Правилами полетов (приложение 2 к Чикагской конвенции), а также руководствами авиакомпаний, законодательством отдельных государств и рамочными соглашениями в области борьбы с терроризмом.