В день славянской письменности и культуры Народный артист России Дмитрий Певцов призывает обратить внимание на сам русский язык и защитить его. Он призывает ввести речевые стандарты в средствах массовой информации. Неоправданное массовое использование сленга и засилье «иностранщины» на государственных телеканалах и радиостанциях, а также в государственных СМИ — недопустимо, по мнению Певцова.

По словам Народного артиста России и общественного деятеля Дмитрия Певцова, русский язык на сегодняшний день находится в опасности. Всюду засилье иностранных заимствований, неоправданное использование сленга даже на государственных телеканалах, грязные дискуссии на разного рода ток-шоу. Все это, по мнению Певцова, засоряет русский язык и принижает его.

В своем инстаграме он приводит слова русского писателя Ивана Тургенева, который призывал: «Берегите чистоту языка, как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас».

— И он прав! — считает Певцов. — Давно пора избавить нашу речь от многочисленных западных заимствований. Ну зачем нам все эти «мерчендайзеры», если есть нормальное слово — товаровед? Раньше недалеким людям казалось, что иностранным словом они добавляют себе ума, авторитета, что они «в тренде». На самом деле они выглядят смешно и жалко. Сейчас с образованием у большинства всё в порядке. Но все равно по радио потоком — не завод, а «холдинг», не автостоянка, а «паркинг». Менеджер, ресепшен, секонд-хэнд, бутик, кастинг…

Певцов уверен, что русский язык, его чистоту необходимо защитить на самом высоком, государственном уровне. Чтобы русский язык не превратился окончательно в речевую попсу, смесь американизмов с блатным жаргоном — он предлагает запретить подавать этот дурной пример, прежде всего, государственному телевидению, радио, газетам и интернет-издательствам.

— Пусть учат русский и другим подают пример чистой, красивой, удивительной нашей русской речи, — считает Народный артист.

Идет трансформация культурных институтов

Издатель, продюсер, один из создателей масштабного проекта «Литература народов России» Дмитрий Ицкович считает, что происходит трансформация культурных институтов. По его мнению, язык существует как сумма культурных диалектов, все время трансформируется и меняется — это не новость. Были времена, когда русский язык становился сильно французским, сильно немецким, на него нападал арго, всевозможные другие культурные диалекты и жаргонизмы.

— Вопрос коммуникации в другом, — считает Ицкович, — где удерживается не эта динамическая часть языка, а консервативная норма, произносительная в том числе. Она определяется по образцовому произношению, которое в культуре закрепляется за каким-то институтом. Например, за артистами Малого театра. Вот как они говорят, так и правильно говорить по-русски. Или как дикторы центрального телевидения. Сейчас происходит размывание и трансформация этих культурных институтов. Что такое сейчас центральное телевидение — Дудь в ютубе или Познер на Первом канале? Это уже становится для носителей языка неочевидным. То есть происходит трансформация не столько языка, он как система существует всегда, происходит трансформация культурных институтов.

По данным ВЦИОМ, 67% россиян выступают за чистоту русского языка от заимствований. Они придерживаются мнения, что нужно больше использовать русские слова и вводить свои термины. Количество опрошенных, придерживающихся этой точки зрения, растет в зависимости от возраста россиян: 64% в группе 25-44-летних, 69% — среди 45-49-летних и 74% — в группе старше 60 лет. Жители больших городов называют необходимым заимствование слов чаще, чем жители небольших населенных пунктов. Опрос ВЦИОМ подтвердил культурную и мировоззренческую пропасть между советскими и постсоветскими поколениями в современной России. Старшие договорят на своем, без «коворкингов» и «лайфхаков», но с физическим «дедлайном» языке. Молодые уже давно перешли на другой, обильно сдобренный англицизмами и матом, но пока еще остаточно русский язык.

Сегодня русский язык занимает десятую строчку в мире по числу говорящих (235 миллионов). Он уступает английскому (более 1,5 миллиарда), китайскому (1,4 миллиарда), хинди (650 миллионов), испанскому (521 миллион), арабскому (370 миллионов) и даже французскому. К 2050 году, по многим прогнозам, число русскоязычных людей снизится до 130 миллионов человек.

Язык блогов и блогеров — отдельная тема

Блоги и сетевые площадки действительно неоднозначно воспринимаются теми, кто ценит русский язык и видит, во что он может быть превращен ради привлечения аудитории.

Блогер Мария Пономарева (700 тысяч подписчиков) считает, что очень многое здесь зависит от сферы, в которой работает блогер.

— Блогером ведь может стать любой человек, — говорит Пономарева. — Туда пошли люди разного социального статуса — и школьники 14-летние, и политики, и у них очень разный язык. Это нечто среднее между литературным языком и разговорным. Каждый человек сам определяет, кого он смотрит. Если ты работаешь на аудиторию 13-14-летних детей, то приходится подстраиваться под свою аудиторию. И их язык мало кто поймет из более старшего поколения. Но так было всегда. У каждого поколения есть свой сленг, но слова типа «кринж» в первую очередь среди детей в тиктоке. А есть множество блогеров, кто пишет свои посты талантливо не хуже книжных текстов. Ютуберы, конечно, если они работают на мужскую аудиторию, то там и мат не исключен. Нельзя всех под одну гребенку причесывать, все очень разные.

Стиль речи — вопрос здравого смысла

Руководитель общественного проекта «Тотальный диктант» Ольга Ребковец толерантно относится к тем изменениям, что происходят в русском языке. По ее словам, это началось не вчера, процесс длится столетиями. Заимствования из немецкого, французского, английского языков всегда присутствовали, в какой-то мере они отражают экономические и политические процессы. Какие-то слова остаются в языке, осваиваются им, какие-то спокойно забываются через некоторое время, будучи явлением сиюминутным. Русский язык сможет пережить множество заимствований, большая часть которых со временем уйдет на дно.

— Не вижу особой угрозы русскому языку, — отмечает она, — а носители языка, как мне кажется, идут по пути экономии речевых усилий. Так, слова «кэшбек», «франшиза» сложно заменить одним словом с точной передачей смысла. Вопрос всегда в уместности и особенностях речевой ситуации. Например, когда в бизнес-аудитории часто применяют заимствования, это нормально — люди говорят на одном языке. Если же это используют журналисты или политики в коммуникации на широкую аудиторию — это риск быть непонятным. А значит — коммуникативная неудача. И, конечно, люди, которые говорят с широкой аудиторией — для всех нас эталонные носители языка. В СМИ надо стараться придерживаться классического русского языка, но не путем составления списков запрещенных слов или применения санкций. Это вопрос здравого смысла и профессионализма ведущих, журналистов. Они должны транслировать аудитории чистую и понятную русскую речь.

Литераторы видят угрозу

Поэт, прозаик, главный редактор «Литературной газеты» Максим Замшев настроен гораздо более критически по отношению к ситуации, когда русские слова заменяются новомодными сленговыми выражениями.

— Такого рода вещи, какие мы наблюдаем в СМИ и интернет-СМИ, попытки заигрывать с аудиторией, это отвратительно. — говорит Замшев. — Связано это даже не с тем, что аудитория расширяется, а с тем, что снижается общий уровень культуры. Хотелось бы, чтобы уровень культуры был социальным достоянием и определял социальный статус человека. Люди даже не понимают, какого богатства они себя лишают, когда их словарь обедняется, когда он полон первобытных междометий. Совсем другое дело выражаться на красивом литературном русском языке.

По его словам, задача и СМИ, и писателей всячески думать о развитии национального языка, который силен тем, что он абсолютно самобытен, он переламывает со временем все заимствования так, что они становятся неотъемлемой частью русского языка, он удивительно богат и разнообразен. Нужно думать об этом всем, когда мы разговариваем со своими детьми, дарить им красоту нашего языка, потому что люди должны жить вокруг красоты, чувствовать ее.

Психологи говорят о ценностях

Психолог, эксперт по коммуникациям Алена Август говорит об изменениях языка как об одном из признаков инфантилизации. Это и так называемые «снежинки», стремящиеся жить легко и без напряга. И «кидалты» — непозврослевшие взрослые, не желающие брать на себя ответственность.

— Мне кажется, что отсутствие у многих желания и привычки пользоваться всей глубиной русского языка в какой-то степени связано со стремлением жить без проблем. Разговаривать мемчиками, общаться на сленге — с точки зрения психологии это очень похоже на общение в период раннего детства, когда дети, еще не умея говорить чисто, придумывают себе упрощенный язык. Есть и еще одна проблема — недопонимание между поколениями, о чем заявляют социальные психологи, — считает Август. — Развитие технологий идет столь быстро, что взрослые кажутся своим детям по случайности не вымершими мамонтами — они мало смыслят в гаджетах, не понимают слова «кринж», о чем с ними разговаривать? И третья проблема — ориентация на кумиров. Это те же блогеры, ведущие шоу, ютуберы, заигрывающие с аудиторией и в результате опрощающие язык до набора Эллочки-людоедки из теперь уже не всем известного романа Ильфа и Петрова. Популярнее Петров и Боширов.

По ее мнению, жесткими мерами вряд ли можно изменить ситуацию к лучшему, но говорить о русском языке как ценности, сохранять эту ценность, развивать интерес к языку — необходимо. Больше того — язык это еще и сплав психологии народа, народной мудрости. Одними нашими поговорками можно в принципе пояснить любое явление современности. Если ты не знаешь и не чувствуешь языка — ты теряешь идентичность.

Филологи — о здравом смысле

Кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры иностранных языков факультета государственного управления МГУ имени М. В. Ломоносова Мария Вершинина считает сленг и мемы элементами массовой культуры, от которых невозможно полностью отказаться, они тоже формируют часть нашей национальной идентичности.

— Конечно, это создает определенный разрыв между поколениями, если старшее поколение не следит за молодежными трендами или не общается с молодежью, отмечает Вершинина. — Молодое поколение, особенно подростки, в свою очередь иногда не различают, в каком контексте уместен сленг, а в каком нет. Что касается государственных СМИ, мне кажется, это должно соотноситься с содержанием программ. Если программы развлекательные, то там должен быть язык, который понятен и интересен их целевой аудитории. Если же это новости и другие информационные программы, то стиль речи должен быть максимально нейтральным и понятным для всех.