Философия спасения. Быть всегда готовым помочь

Дата публикации: Вторник, 2 июля

Оперативный дежурный по г. Москве Игорь Семенюк, возвращаясь с учений, уставший после тяжелого трудового дня, смог увидеть и помочь женщине. В толпе людей, которые не понимали, что делать, он вовремя оказал ей первую помощь. Глядя на него, поневоле заряжаешься энергией, и понимаешь, что спасать людей – это не просто работа, это философия жизни. 

Игорь, расскажите о том, как вам удалось спасти женщину. Как это произошло?

Был обычный рабочий день. Мы возвращались с учений на нефтеперерабатывающем заводе в Юго-Восточном округе Москвы. Там мы проводили практические занятия по подаче пены. У нас была короткая остановка, помощник вышел, а  я остался в машине с водителем. День выдался очень теплым, тихим и спокойным. 

Краем глаза я увидел, что-то не так. Через дорогу немолодая женщина  в неестественной позе начала оседать на землю. Вокруг стали собираться прохожие, возник небольшой ажиотаж, но никто ничего не предпринимал. До женщины мы добрались за 15-20 секунд. Она потеряла сознание, но мне удалось подхватить её, уберечь голову от удара о землю. Это очень важно в таких ситуациях. В этот же момент вызвали скорую помощь.  Вызов сделали через диспетчерскую 101, и заявка прошла очень быстро. При срочном вызове необходима только конкретная информация: кто пострадал, какова симптоматика и где находится пострадавшая. Хорошо, что объясниться с диспетчерами удалось практически сразу, мы передали, что у женщины проблема с кардиологией. 

Прошло ещё 30 секунд. Мы переместили женщину в тенёк, подальше  от прямых солнечных лучей, подготовили воду, чтобы обеспечить свободное дыхание, расстегнули верхние пуговицы на одежде. Я начал устанавливать с ней контакт и сознание стало проявляться. В таких ситуациях важно говорить с человеком, следить за тем, чтобы он не уходил в себя. Оказалось, что женщина — местная жительница и возвращалась домой из поликлиники, где проходила диспансеризацию. Довольно много времени она провела на открытом солнце. Тут и у нас отлегло от сердца, так как проблема, вызвавшая потерю сознания, не связана с кардиологией. Скорее всего – тепловой удар.   

  Прошло ещё немного времени, мы дождались скорую и разъехались каждый по своим делам. Нам приятно было слушать слова благодарности от пострадавшей, но такая помощь – мой профессиональный долг, я обязан её оказывать. В тот день кроме меня в экипаже были майор Е. Федоров, капитан А. Максимов, старший прапорщик А. Чурсанов.  

Как вы оттачиваете и совершенствуете свои навыки оказания первой помощи? 

Прежде всего – это базовое обучение, курсы первой помощи. Мы как сотрудники пожарной охраны не то, что можем и имеем право, мы обязаны оказывать первую помощь в соответствии с регламентирующими документами. Если ты должен оказывать первую помощь – значит должен совершенствовать свои навыки. Они оттачиваются и на соревнованиях. Блок «первая помощь» включен в соревнования на лучшее звено газодымозащитной службы, он же включен в соревнования по аварийно-спасательным работам при ДТП. Эти навыки мы применяем при пожарах и чрезвычайных ситуациях, и забыть о них, конечно, мы не можем. 

Вам удалось заметить ситуацию с пострадавшей женщиной и так быстро отреагировать на неё.   

Именно эта ситуация, как и большинство других подобных говорят о профессионализме. Обычный человек, глядя на мир, помещения, здания, улицу может не заметить неблагоприятного происшествия. Это не говорит о его безразличии, просто он не замечает. У пожарных есть прожитый опыт работы на пожарах и чрезвычайных ситуациях. У нас в подкорке мозга до автоматизма выработан механизм идентификации подобных ситуаций и соответствующий алгоритм реагирования на них. Это приобретенная способность, а не заложенная.     

Вы всегда в эпицентре самых сложных и социально значимых пожаров. Можно ли назвать Службу пожаротушения федеральной противопожарной службы спецназом пожарной охраны?

На самом деле нет. Базовая подготовка пожарных одинаковая, что у начальника караула, что у оперативного дежурного по городу. У нас одинаковая база знаний. Служба пожаротушения – это городская служба с огромным уровнем ответственности на огромной территории: вся Старая и Новая Москва, все социально значимые пожары, все сложные пожары. Мы просто один их эшелонов системы спасения. Без первого эшелона, без линейного подразделения не будет такой слаженной системы реагирования, которая выстроена у нас в Москве. Буквально перед интервью я был на пожаре в Южном административном округе. На Каширском шоссе горело административное здание. В кратчайшие сроки пожар был ликвидирован. Отлично отработали начальник караула, штаб, дежурный по административному округу. Все, что осталась сделать мне, как оперативному дежурному по городу – это констатировать хорошую работу. Я бы не стал выделять какие-либо подразделения пожарной охраны, как особенные или элитные.  

Как вы попали в пожарную охрану?

Еще в 8 классе я понял, что моё призвание – защищать Родину, носить погоны. На счастье сосед по лестничной площадке оказался пожарным. Он  раскрыл для меня службу в пожарной охране как очень интересную для мужчины и важную для страны работу. Конечно, и мнение родителей сыграло свою положительную роль в моем выборе.  В системе пожарной охраны я оказался в 17 лет, поступив в Академию Государственной противопожарной службы. А в 20 лет я стал начальником караула пожарной части.               

Вы являетесь самым молодым оперативным дежурным по городу. Что нужно сделать руководителю, чтобы подразделение работало хорошо?  

Мотивировать людей работать с самоотдачей можно только личным примером. В службу пожаротушения города приходят не дилетанты. У всех большой опыт тушения пожаров, многолетний срок службы. Я думаю, что моё отношение к службе позволило выстроить диалог с опытными специалистами. В моей третей дежурной смене я абсолютно уверен в каждом.   

Кто в работе для вас стал личным примером?

В сложных ситуациях, перед лицом неизвестности, человеку необходимо ориентироваться на аспекты морали и профессионализма.  Для меня примером стал  Евгений Николаевич Чернышев. Мои коллеги и соратники имели честь с ним работать. Ему, как и нам, было трудно в различных ситуациях, складывающихся при ликвидации пожаров. И тут можно задавать себе вопрос, чтобы сделал он? Его подвиги и подвиги предшественников  помогают нам двигаться дальше, повышать свой профессиональный уровень. Мы должны ориентироваться на авторитетных специалистов в пожарном деле или мы не будем теми, кто мы есть.

Что вы хотите сказать коллегам?

Прежде всего, я бы просил коллег совершенствовать свой профессиональный уровень. Для того, чтобы наши потомки щелкали, как орешки, те проблемы и вызовы, с которыми сталкиваемся мы, необходим упорный труд сегодня. Человеческая цивилизация развивается, и мы должны делать это вместе с ней. Самое большое  заблуждение специалиста – то, что он достиг максимума, пика и двигаться дальше некуда. Профессионал должен расти как в познании теории, так и в практике. 

Вы постоянно сталкиваетесь с людскими трагедиями на работе. Как вы думаете, что нужно делать, чтобы уменьшить количество пожаров и чрезвычайных ситуаций?

Я убежден в том, что нам нужно заниматься вопросами просвещения и пропаганды безопасности. Я в первую очередь начинаю с себя и своего окружения. Мои близкие хорошо знают, как обезопасить себя в своём жилище, как вести себя в той или  иной чрезвычайной ситуации, а некоторые даже знают механизм развития пожара. 

Это всё является кирпичиками фундамента безопасности общества. Без них не будет концепции безопасности населения. Это работа долгая и кропотливая. Мы – профессионалы должны говорить об этом среди нашего окружения. Будет больше здравомыслящих людей в обществе с точки зрения безопасности. Ведь часто даже взрослые люди не понимают элементарных правил поведения в быту. 

Три жизненных принципа Игоря Семенюка.

Говорить правду. 

Не изменять себе и своим принципам.

И смелость. Удача любит смелых.

Игорь, вы много сил и времени отдаёте своей работе, как к этому относится ваша семья?   

Прежде всего, хочу сказать огромное спасибо семье за поддержку. Если бы не близкие люди,  то я бы не смог со спокойным сердцем заниматься тем, чем я занимаюсь. Порой  я работаю по 17 дней без выходных, практически не вижу родных. Я бы сказал, что моя семья делает такую же работу, как и я.