Причину далеко не простой ситуации, в которой оказался руководитель столичного ГСУ СК Александр Дрыманов, эксперты газеты «Тверская, 13» связывают с делом Андрея Кочуйкова — неоднократно судимого преступного авторитета по кличке «Итальянец», который, по данным газеты, с 1990-х являлся активным членом «ореховской» преступной группировки. В 2002 году он был осужден за вымогательство, мошенничество и участие в преступном сообществе на длительный срок заключения в исправительной колонии строгого режима.

Александр Дрыманов Фото: Газета Тверская 13

Редакции газеты «Тверская, 13» стало известно, что на днях экс-глава СО СК по ЦАО Алексей Крамаренко дал показания о том, что освобождал «авторитета» Андрея Кочуйкова по личному распоряжению руководителя столичного главка СУ СК по Москве Александра Дрыманова. Отметим, что структуры ФСБ РФ уже долгое время добиваются возбуждения дела в отношении главы столичного следствия, единственным препятствием тому, как кажется журналистам, выступает глава СК РФ Александр Бастрыкин. Однако, как утверждают многие источники издания, в самое ближайшее время он может сменить работу…

По сообщению источника в ФСБ РФ, газете «Тверская 13» стало известно, что оперативная работа в отношении Дрыманова уже активно ведется в рамках уголовного дела, которое было возбужденно фактически около года назад (2 июня 2017 года – Ред.) о передаче взятки в $500 тыс. бизнесменом Дмитрием Смычковским сотрудникам столичного СК РФ.

Как сообщает источник, эта сумма – ни что иное, как одна из долей коллективного взноса связанных с преступным миром предпринимателей в размере $5 млн за освобождение Кочуйкова (Итальянца). Показания Крамаренко приобщены к материалам общего дела о создании «вором в законе» Захарием Калашовым (Шакро молодой, шеф Итальянца – Ред.) преступного сообщества для подкупа силовиков.

Ранее наше издание знакомило читателя с подробностями «прописки» Шакро Молодого в Московском СИЗО №3 .

Говоря о развитии дела, стоит упомянуть, что основным его фигурантом стал глава управления собственной безопасности СК РФ Михаил Максименко, потом к нему добавилось имя Александра Дрыманова. На него показания дал сейчас уже бывший замначальника ГСУ СК по Москве Денис Никандров.

«У Смычковского огромный строительный бизнес в Краснодарском крае и в Подмосковье. В Кубани для него не было ни одного кабинета, куда бы он не мог прийти в любое время. У него масса знакомых среди федеральных чиновников, силовиков, представителей судейского сообщества. Поэтому помимо того, что Смычковский был известен как строительный магнат, его еще знали как человека, через которого можно решить проблемы любой сложности. Были бы деньги — от нескольких миллионов долларов и выше. Понятно, что ФСБ очень хотела бы с ним тесно пообщаться. И также понятно, что сам Дмитрий Смычковский категорически этого делать не хочет», — замечает источник газеты «Тверская, 13».

В 2017 году названный господин уже был объявлен в международный розыск (Интерпол). Позже следствию удалось выяснилось, что крупный девелопер Дмитрий Смычковский проживает в Лондоне, а значит, что шансы на его экстрадицию на сегодняшний день довольно мизерны.

По данным следствия, деньги бизнесмен передавал через тех же посредников, однако вознаграждения на этот раз они не получили и их уголовное преследование по этому эпизоду было прекращено. Например, сняв претензии с Александра Ламонова, следствие просило суд продлить ему арест всего на месяц. За это время экс-безопасник планирует завершить уже начатую им процедуру заключения досудебного соглашения с Генпрокуратурой и выйти из СИЗО под домашний арест.

Зато по эпизоду с участием господина Смычковского появился еще один взяткополучатель — недавно арестованный экс-начальник управления СКР по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко. По версии следствия, полученные от Смычковского деньги Михаил Максименко распределил как раз на «городской» и «окружной» уровни.

Как-то сотрудничать со следствием они не горят желанием, а принудить их к этому ФСБ не может. Предполагаемые взяткодатели либо скрываются за границей, либо обладают особым юридическим статусом и поэтому неприкосновенны.