— Мы играем «Ромео и Джульетту» почти десять лет. Для меня это… наверно, действительно, как первая любовь — это была и есть моя первая роль в театре, во МХАТ им. Горького, то есть ставка настолько была высока, что я из кожи вон лез, чтобы получилось, — вспоминает Андрей Кравчук, облачаясь в костюм Ромео. — Сейчас я думаю, что я делал, наигрывал, пытался что-то «выразить» несусветное, как меня вообще взяли? Но Валерий Белякович, спасибо ему, он рискнул взять, по сути, пацана на эту роль. За эти десять лет, надеюсь, вырос я и вырос мой Ромео — он не картонный герой, он очень простой и искренний человек. Если говорит «Люблю», то не пафосно, он говорит это сердцем. Он очень цельный. Он настоящий.

фото: газета Тверская 13

Настоящее в постановке народного артиста Валерия Беляковича по гениальному Шекспиру все. Каждый герой искренен и реален — возможно, эту выкристаллизованность характеров помогает понять и увидеть задумка режиссера, а он же был и сценографом, и художником по костюмам, полностью рождая идею спектакля.

Живой Шекспир

На сцене мы не увидим богатых замков и убранства, даже сами костюмы героев лишены излишней вычурности — лишь легкие ажурные арки, лишь «наброски» костюмов, позволяющие определить «свой-чужой» в противостоянии кланов Монтекки и Капулетти. И именно это отмечают и знатоки, и зрители как преимущество спектакля.

-Это очень живой Шекспир. Всем известная история подана так чисто и легко, что понятна нашему поколению, — заявляют молодые зрители. — А арки на сцене дают возможность в своем воображении дорисовать любые замки и мизансцены. Каждый в своей фантазии нарисует свои картины, главное — отношения и переживания героев, которые играют «на разрыв». Им веришь.

Действительно, как лаконична сценография, так повергся сокращениям и текст шекспировской трагедии, очень разумным и аккуратным образом, послужившим замыслу Беляковича, потому эти «Ромео и Джульетта» скорее не столько о великой любви, сколько о великой вражде. Актуально ли это сейчас? Несомненно. Когда государства не могут прийти к диалогу, угрожая друг другу карами и проклятиями, эта история о клановой непримиримости лишь подчеркивает — рано или поздно вражда приводит к жертвам, и пострадают обе стороны, пострадает самое ценное, что есть у человечества — любовь, дети, семья.

Навсегда юная

фото: газета Тверская 13

Возможно, этот подход меняет и рисунок роли главной героини — Джульетта в исполнении Елены Коробейниковой — не просто прыгнувшая в пучину первого чувства девчушка. В расцвете своей юности она оказывается по-женски более сильной, чем многие взрослые женские персонажи. Для нее брак свят, это решение, меняющее всю ее жизнь, и ничто — ни убийство, ни смерть брата, ни проклятия семьи — не могут изменить ее воли быть женой во вселенском смысле этого слова. Быть верной, следовать за мужем. Как следует она за ним во смерть.

-Наверно, это и внутренняя моя позиция, и плюс то, что внешние данные абсолютно «детские» — мне хотелось наполнить образ Джульетты глубиной, большими смыслами. Надеюсь, это получилось, — говорит Елена Коробейникова.

Понять/спасти друг друга

Получилось у всей труппы. История любви и извечного подросткового протеста против дурацких и враждебных взрослых правил стала притчей о мудрости, об искуплении и тревожным напоминанием о необходимости понимать друг друга до, а не за последней чертой.

Спектакль многоплановый, искренний, масштабный, при все этом — он обращен лично к каждому. Это не декламация по Шекспиру, это искренний и откровенный разговор языком Шекспира о том, что волнует нас и сегодня. Нас — всех тех, кто умеет любить и ненавидеть, кто готов верить в хрупкие воздушные арки любви и преодолевать каменные стен непонимания и вражды. Нас — живых людей.

Почувствовать это и понять на себе, что такое «до мурашек», вы сможете 5 февраля на большой сцене МХАТ. До встречи под воздушными арками.