На сайте издания Ленинская Смена была опубликована статья «Двойная жизнь члена Совета Федерации», в которой журналисты рассказывают о «захватывающей» деятельности бывшего сенатора Валерия Шнякина. Подробнее в материале газеты «Тверская 13».

фото: газета Тверская 13

После громкого ареста Рауфа Арашукова верхняя палата парламента готовится изменить процедуру проверки кандидатов в члены сената России. Очевидно, что контролировать и проверять кандидатов теперь будут с особым пристрастием – кому нужны громкие посадки. Валентина Матвиенко отметила, что теперь будет выставлен более серьезный фильтр в отношении назначения будущих влиятельных чиновников.

Лучше поздно, чем никогда. Хотя в народе уже давно существует устойчивое мнение о том, что в Совет Федерации приходят не работать на благо граждан, а за получением статуса, который открывает дорогу к безнаказанности. Собственно ярким примером такой деятельности и является Валерий Шнякин, экс-сенатор от Нижегородской области.

По сути, Шнякин, благодаря своим чиновничьим полномочиям, занимался в области ростовщичеством.

Так, в настоящее время он судится с жителем Нижнего Новгорода. Зачем? Чтобы получить с Марата Айдагулова 40 миллионов рублей. Последний, в свою очередь, утверждает, что ничего не должен экс-сенатору от Нижегородской области.

Ну а пока чиновник выбивает деньги из жителей области, Генеральная прокуратура и МВД России обратили внимание на его прошлое. Член Совета Федерации Валерий Устатюк и депутат Государственной думы Валерий Рашкин считают, что, возможно, Валерий Шнякин скрывал незаконно полученные доходы и не указывал их в справках о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера, ежегодно представлявшихся им в уполномоченные органы. А это, как известно, является нарушением, которое автоматически закрывает все дороги на государственную службу.

Вернемся в 2012 год, когда чиновник Шнякин подал декларацию о доходах, в которой указывалось, что он за год заработал 2 миллиона 535 тысяч 484 рубля, а супруга и того меньше – 229 тысяч рублей. За следующий год – 2 миллиона 956 тысяч 800 рублей и 180 тысяч соответственно. Совокупный доход четы Шнякиных за период с 2011-го по 2013-й год (при отсутствии в открытых источниках сведений о доходах за 2011-й) составил не более восьми с половиной миллионов рублей.

Но, естественно, за бортом деклараций о доходах остался немалый багаж сколоченного капитала.

Выяснилось это во время расследования уголовного дела Марата Айдагулова, с которого, как Вы помните, требуют 40 миллионов рублей. Уточним, что семья Шнякина и написала заявление в правоохранительные органы. Так что тут Валерий Шнякин виноват сам.

Перейдем к уголовному делу и деталям из него:

Как следует из материалов уголовного дела, а именно из постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем следственного управления Управления МВД России по Нижнему Новгороду старшим лейтенантом юстиции А. Д. Батдалгаджиевым (материал проверки КУСП №27572 от 15.10.2015, номер дела 11701220001000172), гражданин В. Н. Шнякин в период с 2010 по 2012 год передал М. Ш. Айдагулову на территории Москвы и Нижнего Новгорода, в том числе в элитной нижегородской квартире на улице Гоголя, наличные денежные средства на общую сумму 39 миллионов рублей.

Из протокола допроса потерпевшего Валерия Шнякина от 24 октября 2015 года следует, что последний, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, подтвердил указанные события. Более того, в протоколе допроса потерпевшего от 7 декабря 2015 года Шнякин, показал, что примерно в начале лета 2009 года в своей московской квартире на улице Удальцова он лично вручил Айдагулову денежные средства в иностранной валюте – 200 тысяч долларов США. Далее в протоколе допроса говорится, что во второй половине 2009 года Шнякин уже в своей нижегородской квартире передал лично Марату Айдагулову еще 200 тысяч евро и 4 миллиона рублей, а в апреле-мае 2010 года в том же месте еще дополнительно 5 миллионов рублей. Все денежные средства Айдагулову передавались Шнякиным под проценты, в разы превышающие банковские ставки.

Кроме того, выяснилось, что в 2011 году Марату Айдагулову было передано еще 10 миллионов, которые принадлежали жене чиновника. На суде Элеонора Шнякина подтвердит, что передала Айдагулову принадлежащие ей денежные средства в размере 10 миллионов рублей под 30% годовых. То есть супруги признали, что средства они выдавали под проценты. Но тут возникает вопрос поважнее. Откуда миллионы, если в официальных декларациях за три года не набралось такой суммы? Выходит, что Валерия Шнякина и самого неплохо было бы отдать под суд.

Отметим, что по действующему законадательству, все, что господин Шнякин нажил «непосильным» трудом, скорее всего, будет обращено в пользу государства. Экс-сенатору придется объясняться в Генеральной прокуратуре, как вышло, что в декларации – одни цифры, а раздавал под процент он другие. Возможно, наказание Валерия Шнякина себя долго ждать не заставит. Рауф Арушаков, скорее всего, тоже думал, что обеспечил свою неприкосновенность, но вышло по-другому.

Собственно, возвращаясь к судебным разбирательствам с Маратом Айдагуловым, судья Попов, который очень рьяно обращает внимание на интересы Шнякина, понимает, что стоит действовать по закону. Ведь за действиями чиновника теперь внимательно наблюдает прокуратура. Получается, долгие годы, будучи на госслужбе, человек обманывал государство, занижая собственные доходы. Об этом же стоит задуматься и адвокатам экс-сенатора.