17 января прошло первое заседание Пресненского суда по искам, поданным несколькими актерами МХАТ им. М. Горького к работодателю. Изначально актеры подали индивидуальные иски, судья на основании идентичных требований приняла решение объединить дело в одно производство.

фото: газета Тверская 13

Несомненно, умение выжать слезу — одно из профессиональных умений неплохих актеров МХАТ, но в данном случае можно четко сказать, что профессионалы немного «заигрались».

А игры с законом заканчиваются, как мы знаем, всегда нехорошо.

С приходом в МХАТ им. М. Горького нового руководства действительно произошли некоторые изменения в подходах к организации процесса.

Заключаются они, по мнению специалистов юридического и кадрового департамента, лишь в том, что ко всем без исключения работникам, а их более 400 человек, предъявляются одинаковые, законные требования, а титул «любимчиков» категорически невозможен. Более того, уже была проведена проверка по обращениям этих же артистов, но нарушений прокуратура и инспекция не обнаружили, что лишь подтверждает правомерность позиции руководства театра.

По словам Федора Кириллова, юриста МХАТ, вся работа с коллективом строится как на основании Трудового кодекса, так и на основании внутренних документов театра, подписанных самой Татьяной Васильевной Дорониной, занимающей ныне пост Президента МХАТ. Именно ее рукой подписано положение о начислении стимулирующих надбавок, о лишении которых заявили истцы. Документ содержит пять позиций, на основании которых совещательный орган из 19 человек принимает решение о начислении или неначислении дополнительной надбавки к окладу (кстати, оклад выплачивается актеру в любом случае и при любом количестве сыгранных спектаклей). Критериями оценки качества выполнения работ являются: соблюдение этики и сценического этикета, исполнительское мастерство, соблюдение трудовой и творческой дисциплины, отсутствие жалоб. Вес каждого критерия в решении о начислении — 20 %, соответственно именно коллеги артистов решают, кто чего достоин.

Профессия актера особенная, и даже в нормативной базе это именуется «особым видом искусства», и в квалификационном справочнике четко указано, что артист драмы получает роли сугубо по назначению режиссера. Именно поэтому государство страхует актера — даже если вдруг ролей у него нет (в силу возраста, здоровья, эмоционального состояния, несовпадения с образами основных спектаклей и других причин), он все равно получает оклад. Даже если ролей — ноль.

По признанию некоторых актеров из так называемой «фронды» даже они сами уже признают, что «все наломали дров», но часть труппы продолжает раздувать из мухи слона. Так, что касается срочных договоров, которые якобы я стали причиной неурядиц, так из 80 с лишним артистов у большей части договора так и остались бессрочными, и это никак не влияет на получение ими ролей. Видимо, суть не в этом — а в том, что части труппы было привычно считать себя особенными, потому и сейчас они требуют каких-то неведомых привилегий.

Действительно, похоже, что актеры «заигрались» — то потребуют выдать им документы кадровой службы, ознакомиться с которыми сами не считают нужным прийти в кадровый отдел, то начинают «поливать грязью» родной театр, что, на минуточку, недопустимо по положению еще с тех приснопамятных времен Дорониной, когда еще черным по белому написали, что «сотрудники не имеют права выражать публично суждение о деятельности театра и руководства театра, если это не связано с их профессиональной деятельностью». Сейчас же что ни день — то театр не такой, то руководитель. И уж точно эта ситуация не на пользу ни театру, ни актерам, ни руководству в лице Т.В. Дорониной и Э.В.Боякова.