Клавдия Дмитриевна Дятлова – одна из старейших жительниц района Раменки. 

фото: газета Тверская 13

25 июля она отмечает 95-летний юбилей. Война, эвакуация и Победа – пожилая женщина помнит это так хорошо, словно все было вчера. 

В солнечный летний день, мы побывали в гостях у Старшины — радиста I класса  и были поражены ясностью ее ума, интеллектом и обаянием. А еще тем фактом, что молоденькая девушка сражалась на Западном фронте во 2-й дивизии оповещения связи Армии. 

Принимала Клавдия Дмитриевна председателя Совета ветеранов Раменки Александра Павловича Акишина, председателя первичной ветеранской организации № 3 Козьминых Наталью Владимировну и сотрудников пресс-центра Совета ветеранов Западного округа тепло. Она была искренна рада гостям и одновременно приятно удивлена: так как, о её юбилее узнают не только в районе, но и в городе, в Стране:

Садитесь, садитесь за стол, без угощения не отпущу, — настаивала хозяйка дома, — не каждый день у меня в гостях столь почетные гости, да и 95 лет раз в жизни бывает, — шутила она. Хозяюшка прямо вся светилась изнутри и располагала к себе своим радушием, жизнерадостностью и активностью.

фото: газета Тверская 13

«Не думала, что до этих лет доживу»

Секрета долголетия не знаю, – улыбается Клавдия Дмитриевна. – Я никогда не думала, что до этих лет доживу. Работать надо, не покладая рук и не жалея сил. А других секретов нет: физический труд, снопы вязала, хлеб убирала, в эвакуацию помогала мужчинам лес возить. Мне кажется, я прожила счастливую жизнь, я и сейчас, в 95 лет радуюсь, жизни и благодарна ей за то, что нахожусь в бодром здравии, ясном сознании и при хорошей памяти.

«Геройских поступков я не совершала»

В 18 лет четыре месяца отучилась в школе радистов. Попала в «девичий» призыв. В 1942 году нас комсомолок в самый разгар войны забрали на фронт. Одеть было нечего, собирали нас с подругой всей деревней, где мы жили в эвакуации. Провожали все соседи деревни со слезами на глазах. Девчонки…1942 год. Все всё понимали, — рассказывала хозяйка.

Привезли в Москве в военный городок в Чернышевские казармы. Стали отбирать. На начало войны я окончила 9 классов на хорошо и отлично, мое развитие и навыки показали свой уровень, поэтому меня отправили не на фронт, а оставили учиться. После обучения из двух подразделений был отбор. Я хорошо разбиралась в технике, поэтому меня в числе лучших двенадцати девушек отобрали работать на радиоузел защищать Москву от налетов. Я была радистом первого класса. Все в нашей работе было засекречено, шифрованные радиограммы. Геройский поступков я не совершала, выполняла только то, что требовало от нас военное время.

«Я видела в Москве первую бомбежку»

Я у входа в бомбоубежище простояла всю ночь и видела весь Московский бой. Бомбить Москву начали ровно через месяц начала войны – 22 июля 1941 года. Бомбежка застала нас у Савеловского вокзала. Прожекторами район не был оснащен. Когда поднялась тревога, мама побежала в одно бомбоубежище, я в другое, сестры в третье. Но наш район не бомбили. Самолеты и снаряды падали в районах Запада Москвы. Вторую ночь мы уже были на крыше. Сбрасывали бомбы — «зажигалки», засыпали их песком, заливали водой.

«Работать было очень тяжело. Порядки были строгие»

Мы молодые девушки по шесть часов сидели за приемником…наушники, ключ. Двенадцать часов у нас отдых: сон, наряды, учеба, караулы. Особенно по вечерам, когда были налеты на Москву, включали «морзянку»…, помех, шума было достаточно. У меня три радиостанции. У каждого радиста свой почерк передачи информации. Я среди шума и помех свои радиостанции узнавала. Утром на занятиях хотелось спать, болела голова.

Следили за нами строго. С мужем я познакомилась на работе. Радиоприемники были по соседству. Мы переписывались, командир быстро пресёк наши ухаживания. Будущего мужа перевели.  Вышла замуж я в 1949 году. До 1945 года в казармах не проводили никаких увеселительных мероприятий. Танцы разрешили только ближе к Победе, и командир роты не так стал строго нас опекать. За все время службы не было ни одного чрезвычайного происшествия. С 1943 года бомбёжки в Москве прекратились, было легче, но диверсий хватало.

«Военных моих друзей уже нет»

Мы долго встречались с друзьями военных лет. Вспоминали. Но вот уже пять лет не встречаемся. Уже никого не осталось. Вместе с ними окончили войну. Потом жизнь разбросала нас. Я поступила учиться в техникум. Приняли без экзаменов на второй курс. Окончила учебу с отличием. Поступила в институт без экзаменов, но учиться дальше я не смогла. Надо было работать, помогать родителям поднимать пятерых братьев и сестер. На работу я поступила в Профессиональное училище инструктором.

фото: газета Тверская 13

В Совете ветеранов я работаю около 25 лет. Сейчас работаю в комиссии по патриотическому воспитанию. Мною была проведена колоссальная работа по созданию учета наших ветеранов. Все эти годы из военных билетов я собирала данные о фронтовиках и вносила в базу данных. Сначала базой данных был журнал, сейчас все вносим в компьютер. Информация собиралась кропотливо и вносилась детально. Многих из наших ветеранов уже нет в живых, ведь столько времени прошло. В моей первичной организации осталось шесть человек.

Покидали мы этот радушный дом уже поздно вечером, подзаряженные позитивом, исходящим от Клавдии Дмитриевны, и знаете, мы признались друг другу, что желали бы встретиться вновь в ее доме.