Наверное, все понимают, что внутренняя банковская кухня — это «тёмный лес» для простых граждан, которые этими банковскими услугами пользуются. Порой мы слышим в новостях такие термины, как «санация», «проблемные активы», «отзыв лицензии». Эти слова уже стали привычными для нас, и, вроде бы, не такими уж страшными. Однако внутри этой кухни скрываются гораздо более сложные понятия и очень запутанные схемы. Наши коллеги из медиапортала «Журналистский контроль» получили в распоряжение информацию, которая это доказывает. И факты, которые стали доступны, поражают тем, насколько циничны и преступны могут быть слова и действия крупных руководителей, обитающих в банковской среде. Речь пойдет о топ-менеджере Военно-промышленного банка Юрии Колтоке.

Господин Колток – представитель того сообщества мошенников, которые растут и преуспевают не за счет собственных достижений, а на украденные у государства деньги. Даже в такой момент, когда банк, где ты являешься руководителем, стремительно идет ко дну. А вкладчики Военно-промышленного банка до сих пор ждут, когда им всё же вернут их средства, которые положены им по страховке.

Начиналось всё для Военно-промышленного банка довольно-таки радужно. Под руководством Юрия Колтока ВПБ сумел подняться с 618 места и войти в сотню крупнейших банков России. Но, как оказалось в действительности, все эти достижения были не более чем финансовым пузырем, который благополучно лопнул в 2016 году.

Однако такое развитие событий, может, кого и удивило, но только не топ-менеджера ВПБ Юрия Колотка.

Ведь именно он привел банк к такому печальному финалу.

В 2011 году господин Колток занял в ВПБ должность менеджера по работе с VIP-клиентами. И сразу развернул бурную деятельность – отправлял весьма рискованные крупные вклады в Чувашию и Калужскую область. На местах деньги уже ждали доверенные лица, которые превращали финансы в ликвидную собственность разных компаний: ООО «ЭКОКЛИНКЕР», ООО «СК КЕРАМИКА», Чебоксарского домостроительного комбината, Пятовского карьероуправления. Как позже установили аудиторы, эти инвестиции действительно были признаны излишне рискованными. В итоге — 6,7 миллиарда рублей необеспеченных резервов, проверки прокуратуры.

Возможно, ситуацию еще можно было исправить, однако Юрий Колток стремился не к этому. Он заранее просчитал, что банк ждёт крах, поэтому вся его работа была активно направлена на сокрытие активов от государства, которые затем оседали в его карманах.

Далее предлагаем цитаты из аудиозаписей его нескольких бесед с неким неизвестным человеком.

— Нет, в тот момент, когда мы это делали, следующее, значит, кредиты банку уступлены, соответственно, по цепочке … багаж, то есть долгов нет. АСВ при этом, оно как бы по суду восстановит вот это вот и будет требовать, говоря, что компания есть. И случится это года через два, я, полагаю. Соответственно, как бы при этом у нас сформированы долги тех компаний, уже перед нашими лицами с тем, чтобы, когда вот эти кредиты восстановит АСВ, у нас будут просужены долги и, которые мы говорим, так мы – мажоритарный кредитор и, соответственно, Арбитражный управляющий будет наш на этой компании, что АСВ будет… Они могут сколько угодно с нашим арбитражным бодаться и там прочее… Все права у нас. Поэтому по имуществу вы уступаете ряд …. долгов. Вы не виноваты. Далее то, что восстанавливает и не признает эти отношения, уступки, это другая история. Она случится. Они это отмотают. Доказать, что все было уступлено законно, невозможно. Сделки сделаны в последние месяцы жизни банка, там было два месяца, да, то есть они отматываются. У АСВ набита рука в этом плане, в суде, эти сделки опротестовываются.

— Да! АСВ будет сейчас опротестовывать погашения этого кредита, уступку права требований. Будем с ними судиться, рядиться, бодаться. В итоге они как бы докажут, что кредиты не были проведены с баланса банка. Что цессия незаконна, оплата прошла недобросовестно, покупка — это уступка права требований заемщику, что нанесло ущерб остальным кредиторам банка. Соответственно, они это восстановят, ну, через год там восстановят. К этому моменту мы, соответственно, как бы заявим: «Хорошо, восстановили, ну предъявляйте к юрлицу данные требования». Они предъявят. Соответственно, юрлицо подаст на банкротство, ну там уже юристы этим занимаются. Там у нас уже просуженные требования компании лежат, готовые. Условно сформированные, но там АСВ мы должны миллиард рублей. Миллиард двести из требований. Вот. И как только АСВ предъявляет банкротство, что вот эта компания не вправе, не может. То мы вперед подаем на банкротство по просуженному требованию компании. И ставим своего арбитражного. Но это через год, вы понимаете?

Из многочисленных сложных терминов понятно одно: речь в телефонной беседе идет о мошеннических действиях, направленных на то, чтобы скрыть огромные денежные средства от государства в лице Агентства по страхованию вкладов.

Стоит сказать, что это далеко не последние факты, которые есть в распоряжении наших коллег из медиа-портала «Журналистский Контроль» в отношении Юрия Колтока. В следующем выпуске мы расскажем о том, какие еще мошеннические схемы применял бывший топ-менеджер Военно-промышленного банка, чтобы обмануть государство и вкладчиков.